Обратная связь
Напишите Ваши данные, чтобы мы смогли с Вами связаться

Перегоревший пастор...

"По различным подсчетам каждый месяц около полторы тысяч пасторов бросают свое служение из-за “перегорания”, конфликтов или морального падения. Причины оставления служения различны, но все они показывают, под каким прессингом находятся многие пасторские служители.

 

Каждый третий пастор после пяти лет служения утверждает, что чувствует себя “перегоревшим”. Почти половина пасторов и их жен говорят, что испытывали депрессию – до такой степени, что вынуждены были брать отпуск или временно оставлять служение…

 

Это было в среду вечером. Я проповедовал, а затем посередине проповеди просто забрал все свои конспекты и сошел с кафедры. Ничего не объясняя церкви. Я просто сделал это. Я ехал домой и думал: “Никогда больше не вернусь к служению. Я покончил с ним. Возможно, и с церковью покончил”. Но когда уже добрался домой, то не мог сдержать слез. Я закрылся в своей спальне и не выходил оттуда три дня. Моя жена заходила ко мне и молилась. Но я знал, что покончил со служением.

 

“Перегорание” можно определять разными способами, но в моем случае оно выглядело следующим образом. Семена внутреннего надлома были посеяны годами раньше. Я неосознанно взращивал их – тщательно культивировал почву и поливал, – пока они не взошли и не дали свои отвратительные всходы. Очевидно, что я никогда не думал, что то, что я делал, приведет меня в такое жалкое состояние.

 

Во время учебы в семинарии я был пастором маленькой церкви в пригороде Канзаса – четыре с половиной года. За это время община выросла с 35 душ почти до сотни. Мне понравился вкус «успеха». После семинарии я нес служение то в одной церкви, то в другой, и все они росли. Наконец, меня пригласили в одну мега-церковь в другом штате.

Но когда я пришел в эту церковь, то увидел, что она полна проблем. Я обнаружил нечестность среди штатных сотрудников. Общину кормили полуправдой, и она перестала доверять своим руководителям. Я никогда еще не сталкивался с таким количеством проблем.

 

Более того, мой предшественник был хорошо известен в городе благодаря участию в телепередачах. Он был харизматичным лидером, сильным в евангелизационных проповедях. Его уход был внезапным и неожиданным. Большая часть церкви горько переживала эту утрату. Я же в свои «за тридцать» был скорее учителем Библии, чем евангелистом.

 

Я был в шоке от того количества людей, которое ушло из церкви, потому что им не понравился “новый парень”. Отчеты о посещаемости и “табло пожертвований” лишь подтверждали мою непопулярность. Люди писали мне и говорили в лицо, что я разрушаю церковь. Некоторые даже отворачивались, когда я подходил к ним.

 

Что я сделал, чтобы изменить эту ситуацию? Изливал ли сердце перед Господом? Принял ли отвержение, если, скажем, оно означало послушание Богу? Решил ли просто проповедовать Истину и учить Слову? Нет! Я использовал каждый трюк, каждый метод влияния на людей. Я работал все больше и усерднее.

Грустная истина заключалась в том, что эти трюки “работали”. Но я чувствовал стыд и вину.

 

Затем со мной связалась одна церковь из штата Теннеси. Она была больше, красивее. И они действительно хотели, чтобы я туда перешел. Я воспользовался шансом начать все с нуля. Мне хотелось успеха в новом городе. Хотелось забыть о прошлом. Я чрезмерно увлекся известным клише: “Одно из определений безумия – делать одно и то же, ожидая другого результата”. И я с головой окунулся в свое служение. С такой же страстью, трудоголизмом и с теми же методами, что и раньше.

 

Но в этой церкви я столкнулся с новым букетом проблем. Большинство людей оставались приверженцами методов предыдущего пастора, который оставался членом этой церкви. Они не хотели меняться и не стеснялись говорить мне об этом. Поэтому я еще сильнее старался продвигать свое видение. Я работал усерднее и усерднее, не жалея сил. Давление становилось все сильнее и… все закончилось тем роковым вечером, когда со мной случился срыв. Я был словно перегретый радиатор, из которого выплеснулась кипящая вода. Я просто «износился» и перегорел.

 

Есть ли надежда для тех, кто перегорел? Конечно, да! Бог использовал многих людей и многие события, чтобы изменить мою жизнь и мой подход к служению. Моя жена внимательно меня выслушивала, но возражала против моих ошибочных взглядов. Она указывала мне на реальность. Но больше всего, она молилась обо мне.

Диаконы и штатные сотрудники церкви пришли ко мне домой и проявили настойчивость в своем желании поговорить со мной. Они проявили столько благодати, что это оживило мою душу. Постепенно я начал излечиваться от депрессии. И вот, чему Господь научил меня: 

Фокусируйся на Божьем определении успеха. Настоящее служение – это не количество. Это верность в проповеди, учении и любви к людям.
Ищи помощи у зрелых духовно друзей или у христианских консультантов (если есть необходимость).
Делись нагрузкой – со старейшинами, диаконами, сотрудниками, надежными друзьями, духовно зрелыми членами церкви.
Не запускай свое духовное, физическое и психическое здоровье.
Через год после этого срыва Господь призвал меня служить в церкви, в которой я несу служение последние 23 года. Эта церковь была значительно меньше, но люди в ней любили Господа и Его Слово. А еще – они все эти годы любили меня и заботились обо мне.

 

Эта церковь за это время возросла втрое, но я не хочу сосредотачиваться на цифрах и всяких уловках. Я не могу позволить себе соскользнуть на старый путь мышления и мотивации. Господь исцелил мои старые раны. И такое исцеление происходит тогда, когда мы возвращаемся на духовный путь служения Богу".

 

Источник: ieshua.org